БЕСПРЕДЕЛ ОРГАНОВ ВЛАСТИ И ПРАВОСУДИЯ В РОСТОВСОЙ ОБЛАСТИ Г. МИЛЛЕРОВО

Уважаемый Владимир Вольфович! Прошу ВАС обратить внимание на беспредел происходящий в г. Миллерово Ростовской области со стороны органов власти! Я, являясь сотрудником органов внутренних дел оперуполномоченным ОУР, проводя оперативные мероприятия с лицами совершавшими преступления и на которых были возбуждены уголовные дела по ст. 161 У. К.

Р. Ф. Попал в ДТП произошедшим в ночь с 18. 04. 2015 на 19. 04.

2015г. Совместно с вышеуказанными лицами. Однако уголовное дело было возбуждено на меня без проведения проверки 20. 04. 2015г. В 10.

00 час. СК РФ. Г. Миллерово, после чего дело было передано в Миллеровский Суд и я признан виновным. По мнению Миллеровского районного Суда Захарченко С. А.

Управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения и совершил ДТП. Однако объективных доказательств установлено не было. Так, в ходе судебного заседания на предмет алкогольного опьянения

Захарченко С. А. Были допрошены следующие лица: Конорев В. Н., Иванов В. Е.

, (сотрудники ДПС), которые пояснили, что при погрузке Захарченко С. А., находящегося без сознания, в карету скорой помощи, почувствовали запах спиртного, который исходил от последнего. Исходил ли запах от одежды или от дыхания Захарченко С. А. Пояснить четко не смогли.

Допрошенный Рыков А. С. Пояснил, что накануне ДТП употреблял совместно с Захарченко А. С. И Лопиным А. Л.

Пиво и совместно распили бутылку водки объемом 0, 5 л. Допрошенный Лопин пояснил, что действительно в компании с Рыковым и Зачарченко употреблял спиртное, пил ли Захарченко точно сказать не может. Также Лопин пояснил, что Рыков пил пиво и водку. Допрошенный Мережин Э. Н. Указал, что Захарченко С.

А., находясь, совместно с Рыковом А. С. В баре распивал коньяк. Такой вывод Мережин Э. Н.

Сделал потому что, в бокале Захарченко С. А. Находилась жидкость коричневого цвета. Таким образом, показания Мережина Э. Н. Противоречат показаниям Рыкова и Лопина.

Опаринова Т. П., указала, что на своем автомобиле совместно с Палиевой Э. А. Подвозила Рыкова, Захарченко и Лопина 18. 04.

2015 года около 23. 00, все трое находились в состоянии алкогольного опьянения, т. К. От указанных лиц, которые сидели на заднем сидении ее автомобиля исходил запах спиртного. Подобные показания даны и Палиевой Э. А.

Из показаний Пушкова следует, что Захарченко С. А. В тот вечер находился в состоянии алкогольного опьянения, это он определил по внешнему виду последнего. Из показаний Палиева С. А., что 18.

04. 2015 в период времени с 16. 00 до 20. 00 в компании с Рыковым и Захарченко С. А. В баре «камелот» распивал пиво.

Медсестра Мирошниченко И. В., пояснила, что от Захарченко чувствовался запах спиртного, когда изымала образцы крови у последнего. Вместе с тем, показания указанных лиц не могут являться достоверными доказательствами, которые являются подтверждением алкогольного опьянения Захарченко С. А. Так, согласно п.

10. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09. 12. 2008 № 25 (ред. От 24. 05.

2016)” О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения”, прямо говорится, что судам необходимо иметь в виду, что по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных частями 2, 4 и 6 статьи 264 и статьей 264. 1 УК РФ, факт употребления лицом, управляющим транспортным средством, веществ, вызывающих алкогольное опьянение, должен быть установлен по результатам освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а наличие в организме такого лица наркотических средств или психотропных веществ – по результатам химико-токсикологических исследований при медицинском освидетельствовании на состояние опьянения, проведенных в соответствии с правилами, утвержденными Правительством Российской Федерации, и в порядке, установленном Министерством здравоохранения Российской Федерации, либо по результатам судебной экспертизы, проведенной в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Однако, освидетельствование Захарченко С. А. Оформлено с нарушением установленного законом порядка, а именно был составлены с нарушений требований нормативных правовых актов ряд документов: акт медицинского освидетельствования Захарченко С. А.

;
записи в журнале регистрации медицинских освидетельствований на состояние опьянения лиц, которые управляют транспортными средствами; уничтожены образцы крови Захарченко С. А;

в МБУЗ ЦРБ г. Миллерово и в истории болезни Захарченко С. А. Отсутствует справка химико-токсикологического исследования крови Захарченко С. А. В уголовном деле находится акт медицинского освидетельствования Захарченко С.

А. (т. 1 л. Д. 63) и копия справка исследования крови (т. 1 л.

Д. 64). По запросу защитника Чапленко Г. А. От 19. 05.

2015г., защищавшего обвиняемого Захарченко С. А., в ходе досудебного производства были затребованы из МБУЗ ЦРБ г. Миллерово и получены 28. 05.

2015г. Копии документов: акт медицинского освидетельствования Захарченко С. А., копия справки об исследовании крови, копия справки о состоянии поступившего больного Захарченко С. А., а также копия акта медицинского освидетельствования из дела об административном производстве (АП) в отношении Захарченко С.

А. Указанные документы в ходе предварительного следствия по настоящему уголовному делу, на основании ходатайства адвоката Чапленко Г. А. Были приобщены к данному делу (том №4 л. Д. 96-120).

При сравнении акта медицинского освидетельствования, полученного из МБУЗ ЦРБ г. Миллерово (т. 4 л. Д. 100) и акта мед. Освидетельствования из об АП в отношении Захарченко С.

А. (т. 4 л. Д. 102-103) и акта мед. Освидетельствования имеющегося в уголовном деле (т.

1 л. Д. 63) установлено, что данные акты медицинского освидетельствования имеют значительные отличия: 1. Акт медицинского освидетельствования имеющийся в деле АП не имеет номера (т. 4 л. Д.

102-103) и в уголовном деле (т. 1 л. Д. 63), а полученный акт МО из МБУЗ ЦРБ г. Миллерово имеет №4 (т. 4 л.

Д. 100); 2. В акте медицинского освидетельствования, имеющегося в деле АП и акт имеющемся в уголовном деле (т. 1 лд. 63) не указано точное время начала освидетельствования (т. 4 л.

Д. 102-103), а в акте полученном из МБУЗ ЦРБ г. Миллерово отражено время освидетельствования: «2-20» (т. 4 л. Д. 100);

3. П. П. 10 и 11 акта медицинского освидетельствования, имеющегося из дела об А. П и в материалах уголовного дела (т. 1 лд.

63). Не заполнены ряд граф (т. 4 л. Д. 102-103). 4.

В акте медицинского освидетельствования в п. 16, полученного из МБУЗ ЦРБ г. Миллерово дописана фраза о количестве содержания % этила в крови (т. 4 л. Д. 100) и (т.

4 л. Д. 102-103); 5. В акте медицинского освидетельствования из дела об АП и имеющегося в материалах уголовного дела, в п. 20 не указано медучреждение, производившее освидетельствование и № лицензии (т. 4 л.

Д. 102-103) и (т. 1 лд. 63), а в акте мед. Освидетельстования из МБУЗ ЦРБ г. Миллерово в п.

20 указано медучреждение, но не указана лицензия (т. 4 л. Д. 100); 6. В акте мед. Освидетельстования из МБУЗ ЦРБ г.

Миллерово в графе 4 имеются исправления время с «1. 20» на «2. 20», а в акте мед. Освидетельстования из АП, и в акте имеющегося в уголовном деле (т. 1 лд. 63) время в графе 4 вообще не указано.

7. В копиях справок о результатах исследования крови, имеются исправления времени. В справке, представленной по запрос адвоката среди документов мед. Освидетельствования из МБУЗ ЦРБ г. Миллерово время исправлено с «01: 20» на «02: 20» (т. 4 л.

Д. 104). Аналогичные исправления содержатся и в справке АП (т. 4 л. Д. 111), и справке имеющейся в уголовном деле (т.

1 л. Д. 64). Кроме того согласно данных справки исследование крови проведено 19. 04. 2015 в 14: 20, а актах медицинского освидетельствования время указано «2.

20». 8. В копиях документов полученных из МБУЗ ЦРБ г. Миллерово, в журнале регистрации медицинских освидетельствований на состояние опьянения лиц, которые управляют транспортными средствами, в графе 9 «Дата и время медицинского освидетельствования», указано: «19. 05. 15 2: 20», в графе 10 «Заключение по результатам медицинского освидетельствования» указано: «19.

05. 15 14: 20» (т. 4. Л. Д. 114).

Учитывая, что ответ на запрос адвоката Чапленко Г. А., датирован 28. 05. 2015, можно сделать вывод, что в акт медицинского освидетельствования и в журнал регистрации медицинских освидетельствований на состояние опьянения лиц, которые управляют транспортными средствами, были внесены дописки и исправления, которые были сделаны в мае 2015 года. 9.

В запросе адвоката Чапленко Г. А. Указывалось о необходимости сообщить сведения о наличии биоматериалов, которые были получены от Захарченко С. А. Для производства освидетельствования, а также возможности их использования для проведения судебной химико-биологической медицинской экспертизы (т. 4 л.

Д. 98). В ответе из МБУЗ ЦРБ г. Миллерово указывается, что биоматериал, полученный от Захарченко С. А., а именно кровь, для проведения анализа на содержание этанола имеет срок хранения 1 месяц.

В связи с истечением срока хранения, 19. 05. 2015 г. Кровь Захарченко С. А. Была утилизирована (т.

4 л. Д. 99). Таким образом, администрацией МБУЗ ЦРБ г. Миллерово, грубо нарушены требования п. 11 Приказа от 27 января 2006 г.

N 40. Министерства здравоохранения и социального развития Российской федерации «Об организации проведения химико-токсикологических исследований при аналитической диагностике наличия в организме человека алкоголя, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ»: Контрольные образцы биологических объектов при поступлении в ХТЛ сразу же помещаются на хранение в запираемые или опечатываемые холодильные шкафы и хранятся при температуре не менее минус 18 град. C. Срок хранения контрольного образца – 2 месяца со дня поступления в ХТЛ. Если в течение этого срока отсутствовала необходимость в повторных химико-токсикологических исследованиях, то по истечении 2-х месяцев контрольный образец биологического объекта уничтожается. Наличие алкогольного опьянения Захарченко С.

А. И факт изъятия у него биоматериалов крови, проверить не представилось возможным, т. К. Образцы биоматериалов (кровь) Захарченко С. А. Незаконно уничтожены.

Учитывая, что образцы биоматериалов крови Захарченко С. А. Были уничтожены в нарушение требований указанного ведомственного приказа, сторона защиты, считает, что с учетом перечисленных грубейших нарушений и противоречий в актах медицинского освидетельствования Захарченко С. А., а также данных в ходе предварительного следствия показаний Захарченко С. А.

, о том, что биоматериалы крови у него не изымались совсем, можно сделать вывод, акты медицинского освидетельствования были сфальсифицированы медицинским учреждением. На основании изложенного, учитывая указанные нарушения, что изъятие образцов и оформление актов медицинского освидетельствования противоречит требованиям п. 11 Приказа от 27 января 2006 г. N 40. Министерства здравоохранения и социального развития Российской федерации «Об организации проведения химико-токсикологических исследований при аналитической диагностике наличия в организме человека алкоголя, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ»: 10. Согласно п.

18 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (утв. Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475). В данном случае акты медицинского освидетельствования имеют расхождения, не заверены печатью медицинского учреждения. 11. Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения составляется в 3 экземплярах, подписывается врачом (фельдшером), проводившим медицинское освидетельствование на состояние опьянения, и заверяется печатью с названием медицинской организации и наименованием подразделения, в котором проводилось освидетельствование.

12. Согласно п. 15 Правил освидетельствования (утв. Постановлением

Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475), Медицинское освидетельствование на состояние опьянения проводится врачом-психиатром-наркологом либо врачом другой специальности (в сельской местности при невозможности проведения освидетельствования врачом указанное освидетельствование проводится фельдшером), прошедшим подготовку по вопросам проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения водителей транспортных средств. В данном случае протокол освидетельствования подписан врачом неврологом и врачом терапевтом. 13. В ходе судебного заседания, судом был сделан запрос МБУЗ ЦРБ г. Миллерово с целью представления подлинника справки химического исследования крови Захарченко С.

А. Из МБУЗ ЦРБ г. Миллерово был получен ответ, что справка находится в истории болезни Захарченко С. А., которая была изъята следователем путем выемки Судом была истребована история болезни Захарченко С. А.

И осмотрена в ходе судебного следствия. В ходе осмотра истории болезни Захарченко С. А. Справки, в которой отражены результаты химического исследования крови Захарченко С. А. В истории болезни не обнаружено.

На основании изложенного, учитывая, что в материалах уголовного дела документы медицинского освидетельствования проведенного в отношении Захаренко С. А. Содержат противоречия, исправления, порядок проведения медицинского освидетельствования, произведен в нарушение требований Правил освидетельствования (утв. Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475), п. 11 Приказа от 27 января 2006 г.

N 40. Министерства здравоохранения и социального развития Российской федерации «Об организации проведения химико-токсикологических исследований при аналитической диагностике наличия в организме человека алкоголя, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ», а биоматериалы (кровь) Захаренко С. А. Уничтожена в нарушение требований п. 11 Приказа от 27 января 2006 г. N 40.

Министерства здравоохранения и социального развития Российской федерации «Об организации проведения химико-токсикологических исследований при аналитической диагностике наличия в организме человека алкоголя, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ», таким образом исключена возможность проверить результаты мед. Освидетельствования и нарушено право на защиту Захарченко С. В. В истории болезни Захарченко С. А. Отсутствует документ (справка), подтверждающая химическое исследование крови Захарченко С.

А., руководствуясь ст. Ст. 14, 75 УПК РФ, сторона защиты считает, что «Акт медицинского освидетельствования», который имеется в материалах уголовного дела № 2015297194 (том №1 л. Д. 63) и копия справки «исследование крови» (т.

1 л. Д. 64) должны быть признаны недопустимым доказательством. По вышеуказанным основаниями вызывают также сомнения показания медсестры Мирошниченко И. В. О том, что она брала у Захарченко С.

А. На исследование кровь. Более того, допрошенная в суде Мирошничекно И. В. Пояснила, что в ходе очной ставки, проведенной между ней и Захарченко Т. И.

(матерью Захарченко С. А.), в ходе следствия она неверно указала, что брала кровь в присутствии матери, т. К. Находилась после дежурства и плохо помнила обстоятельства того дня. Позже вспомнила, что изъяла образцы крови у Захарченко С.

А. После того, когда его мать ушла, и возле Захарченко С. А. Никого не было. Показания Мирошниченко И. В.

Опровергаются показаниями: Захарченко Т. И., (матери Захарченко С. А.), которая пояснила, что медсестра в ее присутствии пыталась изъять образцы крови у Захарченко С. А.

, но у нее ничего не получилось. Это также подтверждается показаниями свидетеля Шеховцова Г. В., пояснившего, что медсестра не смогла изъять кровь у Захарченко С. А. Более того, Захарченко Т.

И. Пояснила, что ушла от сына только после того, как приехала ее невестка Захарченко Т. Г., которой фактически она и передала сына на руки. В свою очередь Захарченко Т. Г.

Дала показания, что с того момента, как она пришла в больницу и сменила Захарченко Т. И., она от супруга –Захарченко С. А. Не отходила, и в ее присутствии медсестра Мирошниченко И. В.

, или кто – либо иной у Захарченко С. А. Кровь не изымал. Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод, что имеющиеся по делу сомнения относительно алкогольного опьянения Захарченко С. А. Не устранены, достоверно факти алкогольного опьянения Захарченко С.

А. Не установлен и не доказан. Более того, запах спиртного, исходящий от Захарченко С. А. Можно объяснить легко, т. К.

В ходе осмотра места в происшествия, в автомобиле обнаружены две бутылки из под пива. В результата ДТП пиво из бутылок, обнаруженных в автомобиле, могло попасть на тело и одежду Захарченко С. А. Основными доказательствами на которые ссылается Миллеровский районный Суд являются показания свидетелей Рыкова А. С. И Мережина Э.

Н., которые находились в автомобиле в момент ДТП, а также показания эксперта Байрамова А. Х., эксперта Духановского А. Н. Показания свидетеля Рыкова С.

А. Не могут являться достоверными доказательствами и должны восприниматься критично по следующим причинам:
1) первоначально допрошенный в качестве свидетеля Рыков С. А. Давал показания, что он находился в состоянии сильного алкогольного опьянения и спал в автомобиле. Ответить на вопрос, кто находился за рулем автомобиля он не мог, так как спал; 2) свои показания Рыков изменил, после того, как был ознакомлен с заключениями экспертиз, согласно которых на переднем лобовом стекле автомобиля обнаружены волосы Рыкова, и на подушке безопасности водителя также обнаружены следы крови, принадлежащие Рыкову. Допрошенный повторно Рыков пояснил, что за рулем автомобиля находился Захарченко. 3) допрошенный в суде Рыков пояснил определенные обстоятельства, которые имеют важное значение для дела и для оценки его показаний по существу:
3. 1) накануне происходящего ДТП он употреблял спиртные напитки, выпил примерно 5 бокалов по 0, 5 л., алкогольного пива, и распил совместно с Захарченко и Лопиным бутылку водки объемом 0, 5 л.; 3. 2) когда садились в автомобиль, было темно, Рыков не видел, и не мог видеть в темноте кто садился в автомобиль, однако почему-то уверен, что за рулем автомобиля был Захарченко;
3. 3) в автомобиле во время поездки до места ДТП, играла громко музыка, никто ни о чем не говорил;

3. 4) также Рыков С. А. Утверждал, что автомобиль двигался с большой скоростью и он сказал водителю: «не гони», после чего автомобиль резко занесло, начало крутить и произошло ДТП. Т. Е.

Из анализа показаний Рыкова можно сделать вывод, что последний находился в состоянии сильного алкогольного опьянения, поэтому помнить четко происходящие события и отдавать отчет свои действиям он не мог. Также Рыков не мог точно видеть, кто находится за рулем автомобиля. Не исключено, что Рыков пытался изменить направления движения автомобиля, который шел по крутому повороту и резко дернул руль вправо. Не исключено, что Рыков по инерции мог дернуть рычаг ручного тормоза, который находился слева от него между сиденьями. Более того, показания Рыкова противоречат показаниям Мережина, который пояснил, что при движении автомобиля в салоне было тихо, водитель и пассажиры о чем-то между собой разговаривали. Таким образом, чтобы отвести подозрения от себя, у Рыкова имеются все основания, чтобы прямо указывать на то, что за рулем автомобиля находился Захарченко С.

А. Показания свидетеля Мережина Э. Н. Не могут являться достоверными и должны восприниматься критично по следующим причинам: 1). Согласно показаниям подсудимого Захарченко С. А.

За рулем автомобиля находился Мережин Э. Н. Захарченко С. А. Обосновал свои показания тем, что он как сотрудник полиции не хотел выезжать за рулем автомобиля по аллее городского парка, т. К.

Движение там было запрещено. Калюжин предложил, чтобы за руль автомобиля сел Мережин Э. Н., т. К. Тот хорошо водит, таксовал в Москве, и самое главное, что в тот вечер он практически не пил.

Таким образом, Мережин Э. Н. Заинтересован давать показания о том, что за рулем автомобиля находился Захарченко С. А. 2). Согласно имеющихся телесных повреждений, которые имеются у Мережина Э.

Н. Все указывает на то, что за рулем автомобиля мог находится именно Мережин. Это подтверждается представленными стороной защиты двумя комплексными автотехническими – трасологическими и судебно-медицинскими исследованиями, а также допрошенными в зале судебного заседания показаниями специалистов трасологов Дедова С. В., Иванова Г. С.

, и специалиста (эксперта в области судебной медицины) Щербакова В. В. 3). Показаниями самого Мережина, о том, что у него удалена селезенка и имеются повреждения левого колена и левой голени. В этой связи, принципиально важными являются показания Мережина в суде, где он пояснил, что у него имелась травма левого колена и левой голени. Это имеет важное значение, т.

К. На фотографиях автомобиля (приложение к осмотру места происшествия), четко видно, что передня водительская панель, со стороны водителя, ближе к водительской двери имеет трещину и повреждения. Данные повреждения могли образоваться от соприкосновения левого колена водителя и водительской панели приборов. Вместе с тем, в истории болезни Мережина отсутствуют сведения о том, что у него имелась травма левого колена и левой голени. Соответственно в ходе производства экспертизы, проводимой в ходе производства предварительного расследования, экспертам не была известна данная информация. 4).

Заключением экспертов о том, что на водительском сидении обнаружены микроследы волокон одежды, схожие с одеждой Мережина и Калюжина. 5). Давший показания свидетель Золоторев также пояснил, что находился в парке во время выезда автомобиля и видел что управлял автомобилем не Захарченко. Таким образом, объективно установить факт, кто находился за рулем автомобиля может только комплексная медицинская и транспортно-автотехнической судебная экспертиза. Однако, Миллеровский районный Суд, не принял во внимание, что порядок проведенной в ходе производства предварительного расследования экспертизы (том №4 л. Д.

18-48), на которую в обоснование своих доводов ссылается сторона обвинения имеет грубейшие нарушением закона. 1). Так, Захарченко был лишен своего права (ознакомление с постановлением о назначении комплексной экспертизы, т. К. Экспертиза была начата 21. 10.

2015 (том 4 л. Д. 21), а Захарченко был ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы только спустя месяц – 17. 11. 2015г. (том 4 л.

Д. 14-15), и не смог воспользоваться своими правами (правом на защиту), не смог сформулировать и ходатайствовать об определенных вопросах для экспертов, не смог представить дополнительно фотоснимки автомобиля, в результате чего у экспертов отсутствовали полные фотоснимки повреждений салона авто, особенно водительского места и водительской панели автомобиля. Таким образом, согласно ст. 75 УПК РФ, заключение данной экспертизы должно быть признано недопустимым доказательством по настоящему уголовному делу. 2). В ходе судебного заседания установлены новые данные, которые не были известны экспертам при производстве комплексной медицинской и транспортно-автотехническая судебная экспертиза, проведенной в ходе предварительного следствия (том №4 л.

Д. 18-48). Так, согласно показаниям свидетеля Мережина Э. Н., данным в суде 20. 06.

2016 г., им была получена травма левой ноги в области голени и коленного сустава. Данные обстоятельства не были известны экспертам, т. К. Это не отражено в истории болезни Мережина Э. Н.

3). Более того, имеются сомнения в обоснованности заключения экспертов и противоречия в выводах экспертов. Давший показания в суде эксперт Байрамов А. Х. Отметил, что он не помнит фотографии на которых изображена панель приборов, так как ему предоставлялся только один том. В заключении написано, что у всех четверых повреждения автомобиля никак не отобразились, от чего образовались повреждения на панели приборов он не знает, но он утверждает, что водительская дверь могла быть выбита телом водителя и не исключено, что у водителя должны быть травмы после соприкосновения с дверью.

Также в зале Суда он утверждает, что разрыв селезенки у Мережина не мог произойти при ударе о рулевую колонку, но от чего произошла эта травма он также не смог обьяснить. Он усаживает Мережина на заднее правое сиденье, не рассмотрев повреждения людей находившихся в салоне автомобиля с внутренними повреждениями автомобиля. Выступивший эксперт Духановский также указал на то, что им также не исследовались фотографии салона автомобиля, которые имеются в материалах дела в первом томе на л. Д. 7-31. В данной ситуации исследовались те повреждения, которые образовались при контактировании с деревом, то есть с припятствием.

Также подтвердил показания Байрамова, что левая передняя дверь могла быть выбита телом водителя, а чтобы определить, под каким углом было соприкосновение нужно проводить новую экспертизу. 3. 1. Эксперты сделали выводы, не исследовав фотографии, в том числе, салона автомобиля, которые имеются в материалах уголовного дела (том №4 л. Д. 68-77), а так же которые приобщены к протоколу осмотра места происшествия (том №1 стр.

7-31 (фотоиллюстрация № 21). Данные фотографии имеют существенное значение, так как передняя панель автомобиля в водительской части сломана от удара левой ногой водителя. У подсудимого Захарченко С. А. Подобные телесные повреждения отсутствуют, такие повреждения имеются у Мережина Э. Н.

Согласно показаниям свидетеля Мережина Э. Н., данным в суде 20. 06. 2016 г., им была получена травма левой ноги в области голени и коленного сустава.

Что полностью соответствует механизму травмирования лица, находящихся за рулем автомобиля и соответствует механизму указанных повреждений передней панели автомобиля. 3. 2. В «Заключении эксперта» № 423, составленном 18 августа 2015г. Врачом судебно-медицинским экспертом Миллеровского отделения ГБУ РО «БСМЭ» Асеевой А. А.

У гр-на ЗАХАРЧЕНКО СЕРГЕЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА, 31. 10. 1982 года рождения, имеются повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы с ушибом головного мозга средней степени с образованием внутримозговых гематом в лобной, височной, затылочной, теменной долях головного мозга, с ссадиной на волосистой части головы в затылочной области; ссадин на шее, в левой подвздошной области. Данные повреждения образовались в едином комплексе и механизме травмирования при взаимодействии с тупыми твердыми предметами (предметом), незадолго до момента поступления гр-на Захарченко С. А. В стационар (возможно 19.

04. 2015г.) и, в совокупности, квалифицируются как повлекшие СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ ВРЕД ЗДОРОВЬЮ по признаку «длительное расстройство здоровья» (свыше 21 дня). Медэксперт Асеева А. А. Указывает, что не исключена возможность выпадения Захарченко из салона автомобиля.

Однако конкретных признаков этого нет. На основании заключения Асеевой А. А., Байрамов указывает: «Таким образом, в результате ДТП oт 19. 04. 2015г.

У Захарченко С. А. Образовались следующие повреждения:
– закрытая черепно-мозговая травма в виде множественных ушибов и субарахноидального кровоизлияния левого полушария головного мозга (повреждение группы А):

– ссадины области лица, затылочной области, левой половины шеи и области левой подвздошной кости (повреждение группы Б). Все указанные повреждения могли образоваться в едином сложном механизме травмирования в результате контактного взаимодействия с поверхностями тупых твердых предметов выступающих частей салона автомашины при дорожно-транспортном происшествии (внутри автомобиля). Ничего о том, что Захарченко выпадал из автомобиля в заключении не сказано. Признаками того что тело выпадало из автомобиля прежде всего являются повреждения связанные с общим сотрясением тела. Однако у Захарченко С. А.

Такие повреждения отсутствуют. 3. 3. Судебно-медицинский эксперт Байрамов на поставленные вопросы не ответил. По всем лицам, кто находился в салоне он указал: « Поскольку в повреждениях отобразились общие групповые свойства травмирующих предметов и не отобразились индивидуальные свойства таковых, определить какими конкретно предметами салона автомобиля были причинены данные повреждения не представляется возможным». Фактически эксперт Байрамов ничего не решил.

Однако, трасолог берет на себя решение данного вопроса, раскрывает механизм перемещения людей в процессе ДТП. Так же нет никаких нареканий к тому, какими сторонами тела контактировали находившиеся в автомобиле люди, как на первом этапе, так и на втором. Не раскрывается, какие повреждения могли быть образованы у каждого из них, и с какими частями автомобиля (вопрос судебно-медицинским экспертом не решен). 3. 4. Дальше в заключении имеется сплошная галиматия.

Так, по мнению эксперта, Захарченко С. А. Находился за рулем, хотя признаков того, что Захарченко С. А. Выпал из автомобиля нет. И самое главное нет у Захарченко повреждений левой конечности (коленного сустава или голени) в местах контактирования с левой частью панели приборов, разрушенной в момент ДТП, как и нет левосторонних повреждений образованных в результате контакта с дверью.

Нет повреждений связанных с контактом с рулевым колесом. Сопоставление повреждений (прежде всего внутренних повреждений салона автомобиля) и повреждений имеющихся у людей не проводилось. Но выводы о том кто и где сидел экспертом сделаны! 3. 5. Неправильно решен вопрос о механизме открытия и отрыва левой передней двери.

3. 6. Безосновательно решен вопрос о механизме образования повреждения крышки багажника. Через проем заднего ветрового окна никто не выпадал и не мог выпасть. Сам эксперт указал на то, что на втором этапе, в момент раскручивания автомобиля против хода часовой стрелки, всех должно было отбросить назад и вправо, т. Е.

Задний правый пассажир, должен был отброшен в сторону правой задней двери. И следует заметить, что разворот происходил, вокруг оси, расположенной в районе точки контакта автомобиля с деревом, т. Е. Задней левой части автомобиля, в этом же районе находилось тело заднего правого пассажира, в момент начала разворота автомобиля. А поскольку тела задних пассажиров находились вблизи оси разворота (а чем ближе к оси разворота, тем меньше центробежная сила действующая на людей), следовательно, задние пассажиры не могли быть выброшены через заднее окно, поскольку центробежная сила действующая на них была незначительной. 3.

7. Нет комплексного решения вопроса о механизме образования повреждений и всего вопроса о том кто, где находился. Как уже отмечалось, судебно-медицинский эксперт ничего не решил. 3. 8. Нет сопоставления повреждений автомобиля с телесными повреждениями, которые причинены людям.

3. 9. Неверно решен вопрос о механизме перемещения заднего правого пассажира на втором этапе механизма ДТП. 3. 10. Неверно решен вопрос о механизме повреждения крышки багажника, и открытия и срыва левой передней двери.

3. 11. Основной признак нахождения того или иного человека за рулем, в рассматриваемом дорожном событии является, левосторонние травмы тела и конечностей (в результате контакта с левой передней дверью) и прежде всего травма левой ноги в области коленного сустава или голени (в результате контакта с левой частью панели приборов). 3. 12. Так же важным признаком являются повреждения связанные с сотрясением тела, вызванным выпадением водителя из салона и контактом с поверхностью земли.

Таким образом, остается не понятным на основании чего эксперты пришли к выводам о том, почему Захарченко С. А. Находился за рулем автомобиля? 4. Невиновность Захарченко С. А.

, также подтверждается доказательствами, которые были представлены в ходе судебного следствия по настоящему уголовному делу, стороной защиты: 4. 1. Заключением специалистов (экспертов) №43 от 08. 04. 2016 г. По результатам комплексного транспортно-трасологического и судебно-медицинского исследования, выполненное экспертами, проведенное экспертами ООО «Донской Центр судебной экспертизы» и ООО «Бюро независимых судебных экспертиз и юридических услуг», выводы которого имеют очень важное значение для установления истины по настоящему уголовному делу.

Стороной защиты в Миллеровский районный суд было подано ходатайство о проведении экспертизы с целью устранения противоречий имеющихся в проведенных экспертизах. Однако Суд принял решение отказать в данном ходатайстве. 1. Следы вещей при проведенных экспертизах с водительского места указывают на «СВИДЕТЕЛЕЙ» (следы брюк – Мережина и Калюжина на водительском сидении, кровь и волосы Рыкова на лобовом стекле и на руле управления), отпечатков пальцев в автомобиле, а именно с места водителя НЕТ (ведь водитель запускал двигатель ключом зажигания, переключал передачи и открывал-закрывал водительскую дверь). Я считаю, что со стороны следствия были приняты меры, чтобы уничтожить информацию о следах пальцев рук. 2.

Подушку, находившуюся на водительском сидении в момент ДТП и зафиксированную на фото в протоколе осмотра места где нашли Мережина, никто не изъял и не приобщил в качестве вещественного доказательства, а в следствии не было проведено надлежащее исследования данной вещи и не были поставлены соответствующие вопросы экспертам трасологам и автотехникам: «Если подушка обнаруженная в месте нахождения теда Мережина, находилась в момент ДТП под ягодицами водителя, то какова будет ее траектория полета? ». Это является большим пробелом следствия. На это обратил внимание суда, мой защитник Чупилкин Ю. Б., позицию которого я полностью разделяю, и считаю, что если подушка была на сидении водителя, то она должна находиться там же где и водитель.

Т. Е. Там где и был обнаружен Мережин. 3. Следствие изначально меня считало виновным, следователю не нужны были доказательства моей невиновности, я был назначен виновным, и для них назад дороги не было. Следователь прямо заявлял: «… в противном случае могут пострадать «БОЛЬШИЕ ЛЮДИ, ЦЕПОЧКА ДЛИННАЯ…».

Свои слова я подтверждаю аудио записью с одного из допросов. 4. Также мне следователем ставились условия или я признаюсь (в том что я не совершал!) или пострадает моя супруга, будет привлечена к ответственности по ст. 294 УК РФ (подтверждаю записью приложенной к данному обращению), поскольку она много пишет жалоб на следователя! Видя такое отношение, не желание разбираться, отказы в удовлетворении моих ходатайств, опасаясь давления на свидетелей со стороны следствия (свидетелю Шеховцову следователь прямо говорил на его допросе: « …раз ты придерживаешься таких показаний, мы еще с тобой встретимся».

Я предоставлял суду аудио записи сделанные мной на допросах и подтверждающие правдивость моих слов, которые Миллеровский Суд также не принял во внимание. 5. Также мною неоднократно подавались жалобы в Миллеровскую межрайонную прокуратуру по данным фактам, однако не было принято соответствующих мер. Прошу Вас оказать помощь в данном ЗАКАЗНОМ ДЕЛЕ, так как имеются реально заинтересованные должностные лица не желающие докапываться до правды, иначе их ошибка может повлиять на службу и карьеру. Мне прямо это было сказано следователем на допросе (прилагаю аудио запись). Не для никого не секрет, какую власть имеет прокуратура перед свидетелями, особенно сотрудниками полиции.

В данный момент готовлю жалобу на Миллеровский районный Суд в вышестоящую организацию, но понимаю, что вопрос на местном уровне может быть решен. Время на исходе. Приговорен к пяти годам колонии поселения с удовлетворением исков преступника. Мой ном. Тел. 89034731293 Сергей Захарченко.

Оцените статью
Открытые письма Жириновскому В.В.
Добавить комментарии

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: