Помощь многодетной семье из-за отсутствия помощи по

Добрый день! Обращаюсь к вам с призывом о помощи, разобраться и помочь в сложившейся ситуации! Я, Найпак Марина Николаевна, 1986 г.

Р, коренная москвичка, многодетная мать (шестеро детей, 2002, 2008, 2010, 2013, 2015 и 2021 г. Р, все рождены с помощью кесарева сечения). До настоящего времени (сейчас в декретном отпуске), официально работала и исправно платила налоги.

В 2020 году забеременела 6 ребёнком, продолжала работать. В январе 2021 года почувствовала сильное недомогание, усиливающиеся боли в спине с отдачей в левую ногу. Обратилась в поликлинику по месту жительства (район Солнцево-парк, поликлиника 212), была направлена к неврологу, которая не назначив никаких дополнительных исследований, поставила диагноз защемление седалищного нерва, и​ сказала, родишь и все пройдёт.

Препараты никакие кроме парацетамола назначены не были. В начале апреля состояние значительно ухудшилось, начались сильнейшие прострелы через весь позвоночник, левая нога горела огнём, было ощущение что её варят в кипятке. Спать я уже не могла, ходила с большим трудом.

13 апреля, на сроке 33-34 наделе беременности была госпитализирована в ГКБ 7 им Юдина, где так же помощь мне не оказали. С 13 апреля по 24 апреля по скорой была госпитализирована в 7 ГКБ ещё три раза (вся информация есть в электронной медицинской карте), так же без оказания помощи была отправлена домой под расписку. 24 апреля с утра я встала с постели и упала, было ощущение разрыва позвоночника.

Была вызвана скорая помощь. Меня госпитализировали на жёсткой переноске, так как любые шевеления сопровождались страшной болью, опять в ГКБ 7. С 24 по 28 апреля мне было произведено МРТ позвоночника, где была обнаружена грыжа с защемлением нервных корешков.

Из лечения были назначены капельницы, которые облегчения не принесли. 28 апреля лежачей больной я была выписана домой на платной медицинской скорой. С 28 апреля по 3 мая я не ходила даже до туалета, шевелиться было не возможно.

3 мая меня опять госпитализировали в ГКБ 7, где встал вопрос об экстренном кесаревом сечение. 5 мая меня прооперировали на сроке 36 недель. Боли были кошмарные и со стороны спины, и со стороны ноги, и со стороны живота.

Помощь для облегчения боли мне опять никто не оказал. 13 мая я была выписана из роддома на ходунках, в форме буквы ” Г”. Были не прекращающиеся судороги левой ноги, выпрямить спину было не возможно, в спине было ощущение воткнутого ножа постоянно.

15 мая, не добившись помощи по ОМС, я обратилась на платной основе, в Центр Дикуля, так как уже стала отказывать стопа и усилились боли. Было назначено огромное лечение за свой счет, которое давало кратковременное облегчение (на пару дней). С 15 по 25 мая было произведено 4 внутрипозвоночных блокады на платной основе, которые не дали ни какого эффекта.

30 мая на скорой помощи была госпитализирована в 29 ГКБ, где мне так же отказались помогать. Вечером 30 мая, на такси я поехала опять в ГКБ 7 в отделение нейрохирургии. В отделение уже приползла с криком о помощи.

Была осмотрена нейрохирургом, на руках у меня были свежие снимки МРТ (сделанные платно), в котором значилась грыжа позвоночника 9. 5 мм (секвестрированная), с защемлением нервных корешков. Нейрохирург ГКБ 7, сказал что на следующий день будем оперироваться, и он даёт 50 на 50 процентов гарантии что операция пройдет успешно, так как операции такие поставлены у них на поток и таких как я у них много.

На такой риск я была не согласна, так как у меня шестеро детей, один из которых новорожденный и остаться инвалидом я позволить себе не могу. 02 июня я ушла домой под расписку, пытаясь найти варианты с большим процентом успешных операций. 03 июня нашла нейрохирурга из ГКБ им Пирогова, который был готов оперировать меня.

Цена вопроса была 200 т. Р, по квоте 100 т. Р Я начала предоперационную подготовку и на УЗИ вен нижних конечностей, у меня был обнаружен тромбоз больной ноги, в острой форме.

Тромбоз был посттравматический, после посещения остеопата, с применением жёсткого массажа. Тромбоз явился полным противопоказанием к операции и мне сказали лечить его три месяца, потом приходить. С начала и до конца июня было произведено ещё пять блокад позвоночника, в том числе под рентген контролем, которые не дали ни какого эффекта.

Я не могла ходить, стоять и сидеть вообще. С детьми я заниматься тоже не могла. Нога отказала, был паралич, онемение и дикие боли по всей ноге и позвоночнику, которые не купировались даже с помощью наркотических препаратов.

В середине июня я написала письмо о помощи в 67 ГКБ, со мной связались и сказали что готовы взять меня на операцию. Но тут мэром Сергеем Собяниным, была введена обязательная вакцинация для проведений операций. Мне позвонили из 67 ГКБ и сказали что в данной ситуации они не имеют права меня оперировать, так как нет прививки от коронавируса.

То что тромбоз является противопоказанием к данной прививке никого не волнует. Сказали лечить до конца тромбоз, вакцинироваться и приходить на операцию. Когда я сказала что существую с такими болями без помощи уже три месяца и на полном серьезе думаю о самоубийстве, мне ответили с сочувствием, что ваша ситуация не является жизнеугрожающей и ищите платные клиники.

Также пытаясь хоть как-то улучшить своё состояние я с середины июня по начало июля за свой счёт я ездила на процедуры в платный медицинский центр в Люберцах, где мне хоть как-то пытались помочь, так как бесплатная медицина от меня полностью отказалась. Деньги за период лечения с 15 мая по 02 июля были в итоге потрачены огромные. 06 июля поняв, что без операции мы не справимся и делать по ОМС мне её никто не будет, мой муж Найпак Евгений Николаевич, берёт в кредит в Райфайзен Банке сумму в 350 т.

Р. 07 июля мы связываемся с платной клиникой ” Столица”, где меня 09 июля госпитализируют. 12 июля мне было произведено эндоскопическое удаление грыжи позвоночника, стоимость операции 300 т.

Р, обследование и прибывание в палате ещё 50 т. Р. Как после операции сказал мой нейрохирург, нерв был вбит в кость грыжей и он не понимает как я вообще столько времени жила с такой болью.

После операции большая часть боли купировалась, но так как я пребывала в таком состоянии три месяца, парез и онемение ступни сохраняются, так же имеются большие проблемы с мышцами ноги, так как за три месяца не возможности ходить они начали атрофироваться. Так же продолжаю находиться на обезболивание и огромной терапии. В ближайшее время требуется серьезная реабилитация и неизвестно сколько это будет стоить.

Наша семья в связи со всей этой ситуацией находится теперь в огромных долгах. На операцию потрачено 350 т. Р и на лечение до операции тоже около 350 т.

Р. И как выбираться теперь из долговой и кредитной ямы (в которую загнала нас ситуация с отсутствием бесплатной медицинской помощи), мы не представляем. В связи со всем вышеизложенным просим помочь и принять меры по решению данной ситуации, с возмещением денежных средств с полиса ОМС за не оказанные услуги по медицинской страховке.

А так же помощью в реабилитации.


Автор: Марина
Оцените статью
Открытые письма Жириновскому В.В.
Добавить комментарии

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: