Правовой беспредел

Здравствуйте! ПОЖАЛУЙСТА, ПОМОГИТЕ! В нашем городе творится полное «местничество»! В угоду состоятельным людям нашего небольшого городка на меня завели уголовное дело по обвинению меня в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 160, ч.

2 ст. 159 Уголовного кодекса РФ, а именно по факту того, что якобы я в период работы у предпринимателя Сапегиной Л. У. Похитила путем мошенничества и присвоения денежные средства в сумме более 500000 рублей. Я никаких хищений не совершала, а наоборот пыталась найти правду и наказать недобросовестных работодателей – клан Сапегиных! Я мать-одиночка, проживаю с родителями-пенсионерами и дочкой.

И теперь я просто опасаюсь, что меня осудят за то, чего я не совершала. «Доказательствами» моей «вины» служат только слова всего клана Сапегиных, но они люди состоятельные, а с меня взять нечего. Следователь Шопина, которая вела моё дело, все доказательства моей невиновности отметала, даже не разбираясь. Мною за собственный счет проведена аудиторская проверка материалов уголовного дела и аудитор дал однозначный ответ о необъективности двух экспертов, которые проводили бухгалтерскую экспертизу по делу, при этом, один раз прокурор уже возвращал уголовное дело для устранения недостатков, однако новую экспертизу никто так и не назначил. Я не раз указывала следователю Шопиной о предвзятости так называемых экспертов, об их даже арифметических (и всегда не в мою пользу) ошибках. И всегда получала ответ, что эксперт давала подписку об ответственности за дачу ложных показаний, следовательно, говорит правду.

Но все выводы эксперта именно к предвзятости и сводятся. И заключение эксперт дает не по цифрам, а полностью по всему делу, напр. «из показаний потерпевшей…», «из протокола допроса…», хотя аккредитован как бухгалтерский эксперт. Я писала во многие инстанции, все мои заявления переправлялись в Сорочинскую межрайонную прокуратуру, которая присылала отписки, что моё очередное заявление переслано в местную полицию. Местная полиция упорно отмалчивается. Также я писала несколько заявлений в прокуратуру города Сорочинска с просьбой разобраться и помочь, пока не поняла, что Сорочинская межрайонная прокуратура также не заинтересована в изобличении клана Сапегиных.

При этом, что следователь Шопина (в начале следствия), что работники прокуратуры соглашались, что Сапегины – люди бессовестные и обещали помочь и «побороться» за меня. Как я теперь понимаю, они просто притупляли моё внимание. А я с детства воспитана с верой в правоохранительные органы. Между тем уже 26 августа назначен суд и я боюсь, что суд не станет, а с учетом размеров нашего городка и поголовным знакомством всех со всеми, даже не захочет вникать во все подробности моего дела и однозначно вынесет обвинительный приговор! Немаловажным фактом, по моему мнению, служит то обстоятельство, что у Сапегиных имеется постоянный адвокат – самый дорогой и высокооплачиваемый – бывший начальник милиции Сорочинского ОВД Бабинец С. Ф.

, у которого масса связей во всех кругах. Из разговоров с местными жителями мне известно, что правоохранителям нужны не настоящие преступники, совершившие те или иные деяния, а виноватые, которые возьмут на себя преступление, либо социально и материально не защищенные люди, которых легко обвинить, при этом суд и прокурор так же не утруждают себя установлением истины и действуют по принципу того, что если уже подписано обвинительное заключение со стороны прокуратуры, то обязательно должен быть и обвинительный приговор. А мне что делать?! Жить с клеймом мошенницы, только из-за того, что так захотелось клану Сапегиных? Что, несмотря на многочисленные нарушения трудового и налогового законодательства, им все нипочем?

А как жить дальше моей дочке, которая и так выросла без отца, а теперь и мать будет осужденная? А как это перенести родителям – пенсионерам, которые всю жизнь честно трудились, и меня приучили, что деньги даром не даются? ОЧЕНЬ ПРОШУ ВАС, ПОМОГИТЕ! Посодействуйте справедливости! Чтобы более компетентные вышестоящие органы дали адекватную оценку действий сотрудников полиции. Чтобы суд надо мной не превратился в показательное уничтожение веры в государство, как защитника каждого, а не только сильных мира сего.

Ведь если суд решится в мою пользу, это найдет отклик в сердцах многих жителей нашего города, потому что за годы существования клана Сапегиных у них успели поработать примерно каждый третий житель нашего городка в возрасте от восемнадцати до сорока лет и каждый ушел обиженным этими «людьми». ПРОШУ ВАС, ПОМОГИТЕ ВСЕМ НАМ ОСТАНОВИТЬ ЭТОТ БЕСПРЕДЕЛ! Несоответствия в деле

1. У ИП Сапегиной Л. У. С самого начала, ещё до моего устройства к ней на работу, был заведен порядок записывать в тетради только получение денег из кассы, возврат денег в кассу не был предусмотрен никогда. И я этого порядка придерживалась. Поэтому невостребованная сумма денег возвращалась лично на руки Сапегиной либо любым членам её семьи.

Если наступал срок новой оплаты по расчетному счету, а невостребованные деньги оставались у меня, то я получала в кассе меньшую сумму, чем требовалось для оплаты и разницу восполняла этими невостребованными деньгами. Ни эксперты Гриднева и Шатилова, ни следователь Шопина на факт поступления на расчетный счет средств в большей мере, чем получено мной из кассы, совершено не обратили внимания, хотя это подтверждает правдивость моих слов. Мало того, моё ходатайство по этой части отверглось Шопиной начисто. А когда я получала из кассы деньги для непосредственной передачи их Сапегиной, то я расписывалась в тетради и следом шла запись «70 (или 80) руб. – такси до Звездного», в здании которого находится принадлежащий Сапегиной ресторан «Прага», где я и отдавала деньги Сапегиной, либо из этих средств выдавала зарплату работникам ресторана, которые, кстати сказать, работали там неофициально. Сапегина изначально знала с какой суммой я приеду в ресторан, т.

К. Кассир в обязательном порядке должна была позвонить Сапегиной и сказать, кто и какую сумму получил в кассе. Это было обязательным, неукоснительным и, пожалуй, единственным требованием Сапегиной: она всегда должна быть в курсе сколько денег выдано из кассы и кому. 2. Почему бы в связи с этим не провести психиатрическую проверку Сапегиной? Ведь любой человек в здравом уме и трезвой памяти не будет в течение трех(!

) лет расписываться в тетради на следующий день после получения мной накануне из кассы денег и при этом не задать вопрос, куда я эти деньги дела? 3. Все мои заявления, направленные прокурору Сорочинска, без всякого расследования со стороны прокурора, просто передавались следователю Шопиной с отпиской «о ходе расследования по данному заявлению уведомить заявителя». Никаких ответов по своим заявлениям я не получила. Их даже нет в материалах дела, что хоть какое-нибудь следствие проводилось. Их вообще нет в материалах дела!

4. Единственное вмешательство прокуратура, это то, что обвинение по 82000 руб. Снято 20. 06. 2016 г. По ст.

148 ч. 2 следователь после вынесения отказа обязан возбудить дело против ложного доноса, а именно против Сапегина Эдика. Почему против него Шопина не возбудила дело? 5. Эксперт Шатилова в своем заключении необоснованно подтвердила факт передачи 82000 р., не имея никаких доказательств, только потому, что «Эдик так сказал и значит это правда».

Вся «экспертиза» Шатиловой и Гридневой построена на их умозаключениях по материалам уголовного дела. Перед «экспертами» ставились вопросы, касающиеся бухгалтерии. Почему, на каком основании им были передано всё уголовное дело? Чтобы они составили негативное мнение обо мне и «прониклись сочувствием» к Сапегиным? Сапегины и так довольно знаменитые личности в нашем городе. У них успело поработать много народу и практически все уходили со словами «пусть подавятся моей зарплатой!

» Шатилова тоже давала подписку о даче ложных показаний, почему её не привлекли к ответственности. Мало того, она повторно проводит экспертизу, хотя я не раз высказывала недоверие к такому «эксперту». В частности она пишет, что «в материалах дела имеется допрос Сапегиной от 12. 02. 2016 г., при исследовании(!

) которого установлено(!) что иногда денежные средства на расчетный счет вносились самой Сапегиной самостоятельно» Где доказательства этому? Шатиловой они не понадобились, что принять очередную ложь Сапегиной за достоверный факт. А факты и подтверждающие документы говорят о том, что все деньги на расчетный счет вносились только мной. В объявлениях на взнос наличностью везде моей рукой ставилась подпись – прописью фамилия «Сапегина», и это тоже было требованием Сапегиной. Также Шатилова пишет: «Ответить на вопрос, какова сумма денежных средств, сданных бухгалтером Кобелевой Н.

А. Не представилось возможным» и тут же в заключении указывает, что «Кобелева Н. А. Получила в кассе для внесения на расчетный счет в банке 3 515 950, 00 руб., а внесла на расчетный счет 3 236 000, 00 руб. » КАК?

! На предыдущей странице она этого не могла сказать, а в заключении уже выявила несданную сумму! И это после подписки о даче ложных показаний? Из расчета, что её заключение будут читать только начало и конец, не сверяясь с написанным в середине?! «Эксперт» подсовывает даже арифметические ошибки, чтобы увеличить сумму недостачи.

Например, такая запись: «05. 12. 2013 г. Получено в кассе 1. 700 руб., сдала на расчетный счет 5.

100 руб., отклонение 5. 600 руб. » И если бы это посчиталось как излишек, так нет же 5. 600, 00 руб. Шатиловой считается как несданная выручка!

И таких примеров много! И тем не менее мнение такого «эксперта» берется за основу. Это ли не предвзятость! 6. Тем не менее Шопина такому «эксперту» доверяет, а профессиональному аудитору, имеющему квалификационный аттестат ревизора – консультанта, квалификационный аттестат аудитора высказала недоверие в его профессиональных качествах, только потому что его отчет доказывает, что на расчетный счет денег поступило в разы больше, чем было получено мной из кассы магазина совместно с деньгами, которые привозили Сапегины из дома для внесения на расчетный счет, и которые в обязательном порядке фиксировались в специальной тетради, т. Е.

Тоже были учтены, при чем Шатиловой иногда по два раза. 7. В своих собственноручных показаниях Сапегины сами пишут, что когда они вернулись из очередной турпоездки, у меня в кабинете была крупная сумма денег, полученных в кассе и которые я опять же сдала им без подписи с их стороны. Разве их личное признание в получении от меня этих денег не является доказательством моих слов, что деньги им передавались лично в руки и только в кабинете магазина либо в ресторане? Они же сами это признают! 8.

Также бывшими работниками магазина были написаны заявления прокурору, что со стороны Сапегиных на них оказывается давление с целью вынудить дать их показания против меня в частности. Однако заявления были вновь переданы в полицию для рассмотрения. При ознакомлении с материалами следствия следователем Шопиной от меня были скрыты протоколы допроса данных работников. Я, по незнанию, посчитала, что эти заявления ведутся отдельным расследованием и поэтому не запросила их. Однако, когда следователь Шопина передала дело в прокуратуру, они оказались уже подшиты к материалам дела, а сами заявители стали числится свидетелями обвинения, хотя Сапегина и на них писала заявление в полицию. Эти работники также относятся к числу обиженных кланом Сапегиных, им точно также не выплатили в полной мере зарплату, их точно также обвинили в воровстве.

Как они могут быть свидетелями обвинения? Однако для следователя Шопиной всё возможно, лишь бы угодить Сапегиным. 9. Почему Шопина отметает все мои ходатайства и доказательства, которые могли бы доказать мою невиновность? Потому что её отношение предвзято, она настроена в любом случае доказать «правоту» Сапегиных! На все указанные мной разногласия в в деле никто не обращает внимания, потому что есть только одна цель: угодить Сапегиным.

Оцените статью
Открытые письма Жириновскому В.В.
Добавить комментарии

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: